Программы по ПДД
Конкурс «Дорожный следопыт»



 
 
 
 




Службы / Пресс-служба / Публикации


Публикации
О криминальной ситуации в регионе
Это должен знать каждый
Беларусь против табака
Поиск по сайту
Пресс-конференция по квадроциклам
День милиции-2018
101 год милиции

01.03.2018 За наши головы была объявлена высокая награда

 

«На войне принцип: если не ты, то тебя. Это не учебный бой, где «раненый» остается лежать, а « убитый» отходит в сторонку. Там убитый - значит мертвый. Как думаете, к этому можно привыкнуть? Можно. Даже воевать в горах, хоть мы люди равнинные. За каждым камнем может что-то встретиться. Тут стреляют, там стреляют… Инструктор говорил нам: «Если пуля летит и ты ее слышишь - это не твоя пуля. Свист своей ты не заметишь». А всё равно: услышал - дернул головой, прицел сбился. Но и к этому тоже можно привыкнуть. Научиться ориентироваться, быстрее соображать. Всё приходило с опытом. Второй раз было проще, а третий - еще проще. Мы считали это просто работой…».

Николай ИВАНЧИКОВ родился 22 июля 1946 года в городе Высокое Каменецкого района. После срочной службы в ракетных войсках стратегического назначения в Прибалтике по направлению райкома партии поступил в Минскую среднюю специальную школу милиции. В 1970 году молодой специалист стал оперуполномоченным уголовного розыска УВД Минска. Потом работал в угро Первомайского, Центрального РОВД, а 1 января 1980-го был назначен старшим опером по особо важным делам УУР УВД Минской области.

«Где-то в феврале-марте меня вызвали в кадры. Тогда все готовились к Олимпиаде, о войне никто и не думал. Сказали, что необходимо «оказать помощь дружественному народу», не вдаваясь в подробности, куда мы поедем и зачем. Из УВД отобрали десять человек. Требования были высокие: десять лет оперативного стажа, быть членом партии, иметь высшее образование. И уже в августе 1980-го нас отправили в Москву, оттуда - под Ташкент, в Дарбазу, в учебный лагерь внутренних войск МВД СССР. Подготовка была очень краткой. Обучали всему, что надо, только для закрепления нужно было проходить эти курсы не десять дней, а год. Выручало, что мы все служили в Вооруженных Силах до этого - были тренированными, умели стрелять. А там знакомились с минно-подрывным делом, ориентированием в горах».

8 сентября военно-транспортный самолет ИЛ-76 с 50 сотрудниками, вооружением, годовым запасом боеприпасов, обмундирования и другим военным имуществом приземлился в аэропорту Кабула. Была сформирована 9-я резервная группа - совместное подразделение, в которое входили представители отрядов специального назначения МВД СССР «Кобальт» и КГБ СССР - «Каскад». Весь личный состав разбили по отделениям и назначили командиров, одним из которых стал майор милиции Николай Иванчиков.

Там группа из 52 офицеров вновь проходила курсы, а 17 сентября они пошли в первый рейд. Уже под конец операции была получена информация, что от пакистанской границы движется очередной караван с оружием. 20 октября войсковая колонна, к которой была прикреплена 9-я группа, в одном из аулов недалеко от Кабула приняла бой с крупной бандой душманов.

«Нас тогда крепко потрепали. В моем отделении погибли два человека - майор Виктор Юртов из Гродно и лейтенант Петр Русаков из Орла. Петя был ранен в обе ноги, мы трижды пытались его спасти, но безуспешно. Чтобы не достаться врагам, он подорвал себя. Мы все носили с собой по гранате на этот случай. В каждом БТРе стояло по ящику тола - если вдруг чего...».

Группа «кобальтовцев» прикрывала отход мотострелков к бронетранспортерам и была отрезана от главных сил. Бойцы сражались мужественно, но, окруженные, погибли. Выжил только капитан Михаил Исаков из Риги. Всю ночь он провел в расщелине скалы, охраняя тела погибших товарищей и отбиваясь от душманов. Только утром всех подобрала прилетевшая «вертушка». За этот подвиг Михаилу Ивановичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

«Помню первый Новый год в Афганистане. Попросили летчиков - они привезли нам елочку из Союза. А игрушек-то нет - афганцы этот праздник не отмечают. Повесили патроны, гранаты, опоясали лентой, из бумаги вырезали снежинки - вот и украшение... А когда у товарища был день рождения, он достал откуда-то бутылку коньяка - большая редкость! Нас в комнате было восемь человек. Как поделить поровну? Вывернули из гранаты запал, наливали туда. Бутылки хватило на три круга... Наркотиками у нас никто не увлекался, хотя в караванах их отбивали много, потом не знали, куда деть».

Николай Георгиевич пробыл в Афганистане до 19 апреля 1981 года. Группа улетела на две недели раньше, а он оставался, чтобы передать оперативные дела. Вернувшись домой и отдохнув в отпуске, офицер приступил к работе. Но уже в феврале 1982 года его вызвали к руководству и сообщили, что переводят в Ташкент и назначают командиром 9-й группы.

В этот раз подразделение формировалось не только из новичков, но и из тех, кто уже бывал в ДРА, - первые потери показали, что в основном люди погибали из-за незнания страны и обстановки. В марте были уже там.

«В первую командировку мы жили в палатках, у нас была бочка - 200 литров воды, чтобы умыться. Некипяченую воду пить запрещалось. Питались в офицерской столовой при десантной дивизии. Когда переехали в крепость Бала-Хиссар, еду нам привозили в термосах. После для нашей группы сняли виллу в Кабуле, двухэтажную, с мраморным полом, рядом с местным телевидением и американским посольством. Весь второй срок мы жили там и готовили пищу сами. У нас были особые условия работы: мы не подчинялись войскам, имели свободный выход в город, свои гражданские машины и БТРы.

Методы нашей работы были подобны по принципам на послевоенную борьбу с бандитизмом - выявление банд, установление их местонахождения и задач, уничтожение. Мы предоставляли разведданные, объединенный штаб принимал решение о проведении спецоперации. Жили сразу в палатках на аэродроме 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, с этими же десантниками ходили в операции. Работали по «гражданке», в минигруппах - два оперативника и переводчики-таджики, тоже из системы МВД. Занимались оперативной работой, также выявляли предателей и из властых структур, и из царандоя. Были в Дех-Сабзе, Ях-Даре, Шакардаре.

Внедряли наших людей и в банды - это была работа как в уголовном розыске. Брали и пленных. Коренное население относилось к нам по-разному. Кто-то помогал, а был случай, когда двое местных детей подкинули мину под БТР «Каскада», проходя мимо.

Как-то подорвались на бронетранспортере: заднее колесо попало на мину-«итальянку», мы сидели на броне и нас просто смело, а водитель был травмирован. До лагеря доехали без одного колеса. А в ходе операции в уезде Дех-Сабз мы расстреляли все патроны, но всё равно вырвались - вовремя подошла подмога».

Во второй раз Н. Иванчиков пробыл на войне с марта по октябрь 1982-го. За это время 9-й группой было организовано около 20 рейдовых операций, и он как командир участвовал во всех. В третий раз в Афганистан Николая Георгиевича направили в декабре 1983-го.

«Были в провинции Гор, прямо в центре страны, жили в мазанках на высоте 2600 метров над уровнем моря. Зимы там очень суровые - рекордом стали минус 47 мороза и больше двух метров снега, в толще которого приходилось выкапывать туннели. Когда зимовали - полгода вообще не подвозили продукты. Покупали мясо в дукане - там больше ничего не продавалось.

Наш отряд был секретным, многие даже не знали его названия. Как-то раз обнаружили утечку информации: куда ни двинемся - нас встречают. Оказалось, что местный солдат, которого поставили уборщиком кабинета в одном из зданий, знает русский язык. Вычислили просто: подкинули «дезу» ему и еще нескольким людям - каждому свою. И он прокололся. А до этого мы подставили пару главарей банд - написали письмо на русском на имя одного из них, что якобы он работает на нас, порвали и выбросили в урну.

А солдат-предатель достал и передал кому надо.

Многие хотели узнать, чем мы занимаемся, за членов группы была объявлена большая награда. Мы не носили ни погон, ни документов. И за всё время ни один из представителей МВД СССР не сдался в плен, ни перешел на сторону врага».

Домой с этой войны офицер вернулся окончательно в январе 1985 года - живой и здоровый. А через полтора года его ждала еще одна, не менее важная командировка - в Чернобыль.

«Мы стояли в 20 километрах от Хойников, в огражденной зоне. От УВД Минской области туда направили 180 человек, я был командиром группы. Охраняли зону от грабителей - во всех магазинах лежал товар, а люди уезжали так спешно, что в некоторых домах остались накрытые столы - эвакуация ведь началась 1 мая... Пробыл там 45 суток. Срочную службу я проходил в ракетных войсках, поэтому знал, как работать с радиацией».

После этого Николай Георгиевич вновь вернулся в уголовный розыск. В 1988 году возглавил отдел по организации борьбы и раскрытию преступлений против личности УУР УВД Минской области, в 1991-м стал заместителем начальника управления, а спустя три года возглавил областной угро. Уволен в запас в 1996 году в звании полковника милиции.

За участие в боевых действиях в Афганистане Николай Иванчиков награжден орденом Красной Звезды, за оперативную работу в милиции - медалями «За безупречную службу» трех степеней.

«Командиры чаще получают взыскания за подчиненных, чем поощрения. А для меня лучшей наградой на той войне было, если я отвез туда десять человек и столько же вернул обратно. Очень сильно прочувствовал это, когда после первой командировки в Афганистан поехал в Гродно, к родным Виктора Юртова: для матерей, жен, детей ордена погибших ничего не значат - им нужны живые мужья, отцы, сыновья».

15 февраля Николай Георгиевич повидается с боевыми товарищами на острове Мужества и Скорби. К сожалению, отмечает ветеран-афганец, с каждым годом туда приходит всё меньше и меньше тех, кто воевал… На снимке: слева направо - Иосиф Буткевич, Владимир Захаров, Сергей Скобля, Николай Иванчиков, Вячеслав Провоторов, Виктор Юртов, снизу - Леонид Жевняк, Валерий Вознесенский.

Татьяна ЛАРЧЕНКО. «На страже».


Перейти к полному списку »
В начало
Карта сайта