Программы по ПДД
Конкурс «Дорожный следопыт»



 
 
 
 




Новости / Новости, акции, мероприятия, события


31.08.2018 Начальник уголовного розыска Молодечненского РОВД Андрей Мелюк: «Опер должен уметь разговаривать со злодеем на понятном ему языке»


Подросток, который залез в чужую машину, бабушка, что украла продукты, мошенник, обманувший свою жертву – с кем только не приходится общаться оперативнику уголовного розыска.

Оперуполномоченный уголовного розыска – профессия специфическая. Он должен находить общий язык и с бомжем, и с хитрым мошенником, и со старым вором.

Стаж оперативной работы начальника отдела уголовного розыска Молодечненского РОВД, подполковника милиции Андрея Мелюка – 10 лет.

Накануне 100-летия белорусского уголовного розыска, которое сыщики отметят 5 октября, мы поговорили о преступности в целом и о том, чем оперативный работник милиции из сериала отличается от опера из жизни.

– Андрей Васильевич, вы сейчас руководите отделом уголовного розыска. Это – кабинетная работа, а оперативную не забыли?

– В Молодечненский РОВД я пришел в 2002 году. Довелось поработать и в патруле, и в инспекции по делам несовершеннолетних. Оперативник я с 2008 года. В 2012-м стал заместителем начальника отдела. И в конце 2015-го – начальником. Поэтому, оперативную работу не забыл. В отделе вместе со мной работает 28 человек. С операми я в постоянном контакте. Как тут забудешь, если сталкиваешься с этой работой ежедневно?

– Начальнику отдела уголовного розыска самому приходится выезжать на место преступления?

– Выезжаю, если произошло тяжкое или особо тяжкое преступление – убийство, причинение тяжкого телесного повреждения, хищение какое-нибудь серьезное. Тогда да, еду сам.

– Пример приведете?

– 8 марта в деревне Засковичи в доме был обнаружен труп хозяина 1952 года рождения с признаками насильственной смерти. У нас в отделе два опера, которые занимаются подобными преступлениями, но в таких случаях даем в помощь и других сотрудников. На место выехал я сам. Раскрыли преступление за один день, хотя были трудности. Отработка окружения потерпевшего ничего не дала. Выяснилось, что руками, ногами и металлическим совком его убил случайный собутыльник. Они встретились в магазине, а потом поссорились при распитии спиртного. Кстати, далеко не всегда преступления совершают ранее судимые люди, которых в первую очередь подозреваешь.

«Опер должен уметь думать, как преступник»

 – В чем специфика работы опера? Какими качествами он должен обладать и чем отличается от любого другого сотрудника милиции?

– В работе оперативника не бывает мелочей. Поэтому, если сотрудник уголовного розыска не дотошный, не въедливый, вряд ли он добьется результата. Даже при раскрытии банальной кражи опер должен рассмотреть целую кучу версий, прежде чем остановится на основной и единственно правильной. Есть в нашей работе много направлений, но основное из них – общение с людьми. Необходимо уметь понимать человека, понимать преступника.

– То есть, опер должен быть психологом?

– Обязательно. Ведь если разговаривать с бомжем на юридическом языке, он не поймет, что ты от него хочешь. Я не утверждаю, что нужно опускаться до уровня таких людей при общении с ними, но что-то в этом роде. А завтра ты можешь общаться с хитрым мошенником, который просчитывает твои действия на пять шагов вперед. И здесь надо уметь выбрать правильную стратегию поведения. Оперативник должен уметь думать, как преступник и уметь разговаривать на понятном ему языке.

– Какая сейчас криминогенная ситуация в Молодечненском районе?

– Да ничем особенным Молодечно не отличается от других регионов Беларуси. Чем больше район, тем больше преступлений. По их количеству мы где-то на уровне Солигорска. По линии уголовного розыска в год у нас совершается около 1 000 преступлений. Самое распространенное из них – кража. Вором может стать и подросток, и бабушка-пенсионерка.

– Что толкает людей на кражи? Кто ворует и при каких обстоятельствах?

– Воры бывают разные. Не обязательно это люди с криминальным прошлым. Подростки воруют мобильные телефоны, пенсионеры – продукты из ячеек камер хранения в магазине. У нас был случай, когда мама с ребенком в магазине в камере хранения оставила свои вещи и забыла забрать ключ из дверцы ячейки. Пенсионерка открыла ячейку и украла эти вещи. Кражам способствует возможность их совершить – незапертая дверь в машине, мобильник, оставленный без присмотра, та же незакрытая ячейка в магазине, не пристегнутый велосипед.

Назовите самое легко раскрываемое и самое трудно раскрываемое преступление.

– Невозможно выбрать из категории преступлений легкие и сложные для раскрытия. Говорить о том, что убийство раскрыть легко, а кражу трудно – неправильно. Легче раскрывается любое преступление по горячим следам. Если в отношении вас совершено противоправное действие, чем раньше вы наберете 102, тем больше вероятность, что мы найдем преступника. Но если вы приехали на дачу, не нашли там каких-то своих вещей, сделали уборку, уехали в город, а потом через неделю заявили о краже, нам, конечно, будет тяжело ее раскрыть. Или ваш велосипед месяц оставался без присмотра, а потом его не оказалось на месте, и вы не можете сказать, в какой момент он исчез, у нас тоже будут проблемы с раскрытием такой кражи.

– Существует ли сейчас в Беларуси иерархия преступников? Воры в законе, паханы, «шестерки»?

– Эта иерархия исчезла вместе с окончанием 1990-х годов. Тогда существовала организованная преступность, и противоправной деятельностью – рэкетом, бандитизмом – занимались люди образованные как вообще, так и в уголовных понятиях. Но у нас справились с организованной преступностью. Теперь злоумышленники, которых посадили еще в те годы, выходят на свободу и в криминал не возвращаются, стараются заниматься легальной деятельностью.

– Неужели нет старых бандитов, которые пытаются вокруг себя собрать криминальную группу?

 – Неисправимые, конечно, есть. И они пытаются привлечь к себе молодежь, скучающую по блатной романтике, или людей с уголовным прошлым. Но «наезжают» они, как правило, на себе подобных. Выбивают карточные долги или предъявляют другие надуманные претензии только к тем, кому «не по понятиям» быть потерпевшим и обращаться за помощью в милицию. Мы знаем таких фигурантов и своевременно пресекаем их деятельность. Сегодня среднестатистический вор – это человек, который «украл – выпил – в тюрьму».

У самого опытного молодечненского рецидивиста более 20 судимостей

– Можете назвать самого неисправимого преступника Молодечненского района?

– Пожалуйста. Он сейчас сидит. Житель Молодечно. Ему 54 года. Первое преступление совершил в конце 1970-х в несовершеннолетнем возрасте. С тех пор больше полугода на свободе не задерживается. Мысли устроиться на работу его не посещали никогда. Наглый и дерзкий рецидивист. Имеет больше 20 судимостей за кражи и грабежи. Специализируется на хищениях из кабинетов административных зданий, где открыт доступ к сумочкам и кошелькам сотрудников организаций, расположенных в этих зданиях. Договориться с ним невозможно, он не успокоится никогда. Последний раз освободился из колонии в сентябре 2017 года. В октябре снова сел.

– Милиция, рассказывая прессе о раскрытии преступления, постоянно использует такой прием: «Преступник был задержан в ходе оперативно-розыскных мероприятий». И всегда – никакой конкретики. Что такое «оперативно-розыскные мероприятия»? Может, раскроете, какие именно они бывают?

– Ну, вы прямо все наши секреты хотите знать. У каждого оперативника есть свои приемы, которыми он никогда не поделится. Поверьте, это законные приемы. Но если рассказывать о них публично, можно поставить под угрозу эффективность работы опера, а значит, и раскрываемость преступлений.

– Андрей Васильевич, хотя бы один пример… Есть же, наверное, у опера свои информаторы, которые сообщают ему о преступлениях или преступниках.

– Информаторы, конечно, есть. Но, ни в коем случае оперативник не вербует их в ущерб закону. Нет такого: ты совершил кражу, я тебя не посажу, а ты за это будешь мне «стучать». При любом преступлении и в любых условиях оперативник привлечет подозреваемого к ответственности. И потом, ведь информатор – это не обязательно уголовный элемент. Любой человек на условиях анонимности может сообщить информацию о преступлении сотруднику милиции и даже получить за это вознаграждение. Размер поощрения зависит от значимости информации. О суммах не спрашивайте – не скажу.

«Задержанного ни в коем случае нельзя избивать и врать ему, даже если он преступник»

– Чем отличается опер из сериала от опера из жизни?

– В сериале в основном показывают все самое эффектное и остросюжетное – драки, погони, перестрелки. На самом деле, это только 5% работы оперуполномоченного. Долгую, нудную, рутинную работу, которой оперативник занимается в реальной жизни, в кино не увидишь. Да и при задержании преступника мы никогда не делаем много шума, как в сериалах. Зачем? Установили злодея. Тихонько утром приехали, пока все спят, и взяли его. Совсем не обязательно выбивать дверь или прыгать в окно. И еще. Никогда нельзя никого бить, даже если это плохой человек. Потому что потом на допросах он замкнется и ничего тебе не скажет.

– Какие еще приемы опер использует в работе с подозреваемым?

– Никогда нельзя врать. Недопустимо обманывать человека, даже если он преступник. Нельзя говорить неправду, например, о мере наказания, об ответственности за совершенное преступление. Ведь не факт, что в этой жизни ты с ним не встретишься снова. И вот если ты ему не врал, у него останется доверие к тебе, которое в будущем может пригодиться. Если ты был с ним честным, он отсидит, выйдет, встретит тебя на улице и обязательно поздоровается.

– Кто у вас самый любимый герой сериалов про оперов?

– Да я не смотрю эти сериалы. Вообще телевизор почти не смотрю. Даже новости читаю в Интернете. На сериалы просто не хватает времени.

– Но есть же, наверное, какой-то график работы.

– Есть. С 9.00 до 18.00. Но никакой оперативник не уйдет домой в 18.00, если у него что-то не сделано. Оперативная работа – не станок и не машина, которую можно остановить. Если задача не выполнена, проблема не решена, мы не смотрим – день на улице или ночь. Продолжаем работать.

А что помогает в работе?

– Семья. У меня жена, двое детей. Мальчик и девочка. Они еще школьники. Хотелось бы, конечно, больше времени им уделять. Да и жена волнуется, потому что милиционеры иногда погибают. Спасибо ей, что она понимает: такая у меня работа, никуда не денешься. Помогает тот опыт, который передали мои коллеги, руководившие отделом до меня. Это Василий Иванович Сороко и Петр Иванович Логвинец. Я им очень благодарен. Они – настоящие профессионалы. Уверен, что быть начальником отдела уголовного розыска может только опер, который знает всю специфику этой работы изнутри. И никто другой.

Сергей ЗЕНЬКО, kraj.by.

Фото автора и предоставлено kraj.by заместителем начальника Молодечненского РОВД Владимиром ВАСИЛЬКОВЫМ


Перейти к полному списку »
В начало
Карта сайта