Программы по ПДД
Конкурс «Дорожный следопыт»



 
 
 
 




Новости / Новости, акции, мероприятия, события


13.09.2018 Настоящий опер — штучный «товар», практически самородок


Нынешнее поколение молодых людей знакомо с выражением «лихие 90-е» скорее по криминальным сериалам, постоянно сменяющим друг друга на НТВ, да по рассказам родителей. И если фильмы — это во многом полет фантазии создателей, то воспоминания старшего поколения ни стереть, ни подделать невозможно. «Не дай нам бог жить в эпоху перемен», — гласит китайская пословица. Молодость поколения 60-х пришлась как раз на кризисное время, когда огромный и казавшийся непотопляемым корабль СССР пошел ко дну, унеся с собой все то, чем гордился каждый советский человек: стабильность и безопасность, уверенность в том, что ты — гражданин огромной Страны Советов, а значит, «государство для народа» гарантирует твое благополучие. Но жизнь порой — лучший сценарист и частенько подкидывает нам фортели покруче, чем готово придумать самое смелое воображение. И кто знает, как сложилась бы судьба подполковника милиции в отставке Юрия Лося, если бы не перестройка. Это сейчас, с высоты прожитых лет, он может сказать судьбе «спасибо». Спасибо — за право достойно носить погоны, спасибо — за 25 лет опасной и интересной милицейской службы. Спасибо — что толкового и решительного опера высоко ценили коллеги и даже приглашали в МУР, спасибо — что все-таки остался на Родине, не захотев искать счастья за тридевять земель. А в начале 90-х жизнь рисовала совсем другую картину…

История целой страны перевернулась с ног на голову буквально в одночасье. Августов-ский путч, танки на Красной площади и балет «Лебединое озеро» по всем каналам. «Шоковая терапия», сумасшедшая инфляция и цены, которые только за 1992 год выросли почти в 17 раз. Деньги обесценивались со скоростью света. Пустые полки магазинов, километровые полуголодные очереди за гречкой, продукты по талонам стали приметой времени. Сберегательные книжки, которые и теперь пылятся в шкафах у наших бабушек, обернулись насмешкой. На тысячу советских рублей, отложенную «на сберкнижку», можно было купить разве что спички.

Люди вынуждены были не жить, а выживать. На предприятиях и фабриках получку старались выдать «своей продукцией», а куда девать сумки вязаных кофт и пластмассовых расчесок, каждый решал сам. Колхозы дышали на ладан, инженеры разгружали вагоны, профессора торговали в ларьках, филологи и слесари уезжали «на шабашку» класть плитку и штукатурить стены. Хуже всего пришлось никому не нужной социальной сфере. Врачам и учителям (уважаемые в Союзе профессии) не выдавали получку месяцами.

Новые реалии заставили людей приспосабливаться, кто как может. Многие отчаявшиеся прокормиться на прежней службе взяли в руки клетчатые баулы — еще одну примету времени — и подались в «челноки» за китайским ширпотребом. Кто-то выбрал путь «легких денег»: зачем пахать сутками напролет, если можно украсть, «отжать», «обложить данью» более успешных. Безденежье и тотальный хаос породили небывалый всплеск преступности, рэкет, разбой, грабежи — печально известные «лихие 90-е».

В такое тяжелое время порядок и спокойствие на улицах нашего города довелось охранять подполковнику милиции Юрию Михайловичу Лосю, тогда еще молодому сержанту патрульно-постовой службы. Свой, местный парень с решительным и твердым характером, он отслужил в ракетных войсках и вернулся в родные Старые Дороги. Из армии его ждала любимая девушка Лена. И в личной жизни будущий подполковник вновь проявил решительный характер: не откладывая дела в долгий ящик, женился спустя пару недель после «дембеля». Проверить чувства у молодоженов было время. Они знали друг друга 10 лет, учились в одном классе. Вопрос с работой решился буквально через пару дней после свадьбы. Бойкого парня с опытом армейской службы пригласили в милицию. И Юрий Михайлович выбрал стезю правоохранителя, хотя, по его собственному признанию, был не из тех ребят, которые с детства мечтают о погонах.

Патрулировать улицы — тяжелая и во многом неблагодарная работа. Не так уж просто выдержать постоянные наряды со всеми «прелестями» сержантской работы: ведь частенько иметь дело приходится с теми, кого принято называть «асоциальным элементом». А что говорить про начало 90-х годов, эпоху криминального разгула! Но сержантская служба стала хорошей школой жизни, очень пригодившейся впоследствии. Когда в 1995 году появилась возможность перевестись водителем в отдел уголовного розыска, Юрий Михайлович без сомнений сменил поле деятельности. Как показало время, это решение было судьбоносным: в «убойном отделе» он проработал 20 лет, пройдя путь от водителя до начальника криминальной милиции.

Романтику сыскной профессии он оценил сразу. Масштаб работы в уголовном розыске совсем другой, а значит, другое и ощущение значимости своего дела, его ценности для общества. Ночные выезды, погони и даже перестрелки его не пугали. По сердцу ему было другое: чтобы вычислить преступника, нужен настоящий «мозговой штурм». Весь азарт в том, чтобы не дать виновным уйти, распутать ниточку, которая, как в детективе, приведет к развязке. Ему нравилось в буквальном смысле идти по следу, не зная сна и отдыха:

— Неспроста же в старом милицейском обмундировании имелись значки с изображением борзой собаки. Это верный символ: уловив след преступника, ты уже не остановишься, пока не наденешь на виновного наручники, — рассказывает Юрий Михайлович.

Работать в уголовном розыске в ту пору было нелегко. У «демократии 90-х» была оборотная сторона: на эти годы пришелся пик убийств, а уж о кражах и говорить нечего!

— Утром приходишь на работу, а у тебя на столе уже полно «свежих» заявлений. Тащили буквально все, — вспоминает он. — Даже такую мелочь, как кружевное белье, например. Женщина вывесила его на балконе, потом хватилась — нет ни белья, ни прищепок. Даже сейф никого не мог спасти от «чистки»: были случаи, что воры, не сумев взломать сейф, просто прихватывали эту тяжеленную железную махину с собой.

Сегодня каждый школьник знает, что такое ДНК-экспертиза и как по одному волоску вычислить убийцу (опять же криминальные сериалы подсказали).

— Нам о таком даже мечтать не приходилось, — смеется подполковник. — Первое время не было даже единой базы отпечатков пальцев. Экспертизу делали в Минске, и для этого нужен был ого-го какой весомый повод! Работа строилась на профессионализме милиционеров: их наблюдательности, логике, умении «заглянуть в душу».

К слову, наблюдательности Юрию Михайловичу не занимать. Это — многолетняя укоренившаяся привычка. Полушутя, он замечает:

— Я по спине каждого в городе узнаю!

И добавляет: за годы службы научился по походке определять, что за человек идет, какой у него характер. И еще ни разу не ошибался.

Слово «призвание» принято относить к людям творческим: педагогам, врачам, писателям. Но страж порядка — тоже призвание, в милиции, особенно в уголовном розыске, случайные люди не приживаются. Нужен особый склад характера, цепкость, упорство, решительность. И вместе с тем — умение найти к людям подход, не быть излишне суровым, как говорится, не перегнуть палку.

Настоящий опер — штучный «товар», практически самородок.

— Хороший опер — прежде всего, тонкий психолог, — уверен Юрий Лось. — Это ведь не просто избитая фраза: «втереться в доверие». Это — необходимое для сотрудника угрозыска умение.

 С особой теплотой говорит он о тех, с кем плечом к плечу трудился в отделе: — Вот с этими ребятами служить было легко, чувствовалась поддержка сплоченного коллектива, — достает он из портмоне фотографию с надписью «ОУР г. Старые Дороги, 1998 год» и шутливо прибавляет: — Считайте, что это моя иконка.

Повезло ему не только с коллегами. Дома сотрудника уголовного розыска всегда ждал надежный тыл. Поддержку во всех служебных радостях и невзгодах — а их тоже хватало — обеспечивала супруга Елена Алексеевна. Она сама — дочь милиционера, и опасные будни людей в погонах знакомы ей с раннего детства.

Два с половиной десятилетия самоотверженной работы получили достойную оценку: он был награжден медалью «За безупречную службу». Сейчас подполковник Юрий Лось находится на заслуженном отдыхе.

— Мирная жизнь целого города основана на хорошей работе криминальной милиции, — уверен Юрий Лось. — Она становится кордоном между простыми обывателями и людьми, соседство с которыми попросту опасно.

И Юрий Михайлович, 25 лет стоявший на страже закона и нашей безопасности, внес свой ценный вклад в сегодняшнее спокойствие городских улиц.

Виктория ИГНАТЧИК, газета «Навiны Старадарожчыны».

Фото Олега ДОРОШКО и из архива Юрия ЛОСЯ.


Перейти к полному списку »
В начало
Карта сайта