Программы по ПДД
Конкурс «Дорожный следопыт»



 
 
 
 




Новости / Новости, акции, мероприятия, события


17.09.2018 Слуцкий Шерлок Холмс


Двух дней хватило бывшему сыщику из Слуцка Геннадию Мастицкому, чтобы в середине 1990–х раскрыть таинственное исчезновение бронежилетов со склада воинской части. Геннадий Казимирович вспоминает: «Я уже был на пенсии, когда родной отдел уголовного розыска попросил о помощи. Информации имелось немного — знал лишь о факте самой кражи. Как в былые времена, сходил на место преступления, пообщался, а уже через день мне домой принесли и пропавшие бронежилеты, и явку с повинной». О деталях офицер, с 1991–го возглавлявший слуцкий угро, рассказывать не стал. Заметил только, что всегда старался получить о преступлении как можно больше информации: «Тогда и преступника вычислить проще».

Из Печей — в разведроту

Слутчанин, занимавшийся единоборствами, на срочную службу из учебки в Печах попал в Чехословакию, в разведроту центральной группы войск. Там новобранцев первым делом испытывали марш–бросками на 10, 12 и 24 км по пересеченной местности. «Это было в 1975 году, — вспоминает Геннадий Мастицкий. — Бег я любил, поэтому давался он мне легко. Потом нас учили всем премудростям полевой разведки. И так два года. Затем я окончил в Риге мореходку и почти 4 года отходил в море на большом морозильном рыболовном траулере». Матрос–рулевой Мастицкий быстро стал своим в команде и даже побеждал в тамошних соревнованиях: забегах по трюму (а это добрая половина большого спортзала) с коробами рыбы по 80 — 100 кг. «Где я только не побывал за те 4 года — в Канаде, Испании, на Кубе... Однако родителям нужна была помощь, и я вернулся домой».

По данным уголовного розыска

В Слуцке Геннадий начал с патрульно–постовых, затем служил участковым. Вскоре смышленого парня переводят в уголовный розыск и направляют в Ленинградскую школу МВД. «Нас готовили для оперативной работы. На курсе был еще один белорус, из Крупок, остальные — россияне, грузины, армяне... Кто откуда, и жили мы мирно». Офицер рассказал, как учился проводить осмотр места происшествия, вести наружное наблюдение и прочее. Практику тоже проходил в Ленинграде. «Меня закрепили за действующим сотрудником. Первое дело — квартирная кража. Вор проник внутрь через окно и вынес дорогие книги (тогда в городе таких краж было очень много). На месте были изъяты отпечатки пальцев, запаховые и иные следы, опрошены десятки людей. В итоге получился довольно объемный портрет преступника. Поймали его через две недели, когда попытался сбыть украденную литературу на черном рынке».

Держи карман

Ленинградскую школу парень окончил с отличием в 1983–м и вернулся в родной Слуцк квалифицированным оперуполномоченным. «Это была отличная школа. Нас научили работать с людьми, грамотно вести скрытое наблюдение, маскироваться и менять образ, внедряться, читать человека по жестам и мимике...» В местном отделении розыска работали тогда всего 7 человек на весь район. У каждого на руках по 5 — 6 заявлений, на рассмотрение которых давалось от трех до десяти суток. Участок молодому специалисту Мастицкому достался сложный:

— Как говорили, «базар–вокзал–милиция». Вокзальная территория — это место сборища неработающих попрошаек, там чаще всего происходили преступления вроде поножовщины. Базар был знаменит карманниками, которых, как известно, нужно ловить буквально за руку. Работали они обычно в парах. Выберут жертву и ведут, пока кошелек не достанут. Воровали и на популярных автобусных маршрутах. Где–то шумок в салоне или толкнули кого-то — знай, там точно наш клиент. А мы тут как тут, за руку его — хвать. Вор кошелек, конечно, бросает, якобы не его. Ну а мы ему: «Гражданин, обронили...» Поначалу бывало и по пять таких краж за день. Но вскоре с местными карманниками разобрались, а через пару лет отвадили и приезжих гастролеров.

Сержант милиции Мастицкий в центре

Необычный след

— С фермы Слуцкого района как–то ночью украли лошадей. Выехали мы вчетвером на место. От председателя колхоза узнали, что одна из кобыл прихрамывала, потому была с особой подковой, с треугольной меткой. По этому характерному следу мы и пошли. Хитрый конокрад в основном вел коней лесными тропами. Двигался ночью, а днем — привал. По дороге умудрился зайти в пару деревень и совершить аналогичные кражи... Через четыре дня след с треугольным отпечатком привел нас к подворью на краю Калинковичей. Заходим в сарай, а там только корова и коза. Вышли, осмотрелись: в сарай следы лошадей есть, обратно нет, да и сама постройка снаружи вдвое больше, чем видится изнутри. Оказалось, что украденную скотину воры спрятали за потайной стеной. Попутно были раскрыты еще две кражи.

Схрон и фото на память

Руководить отделением уголовного розыска Слутчины Геннадию Казимировичу довелось в непростое время — с 1991 года. Тогда на долю слуцкой «уголовки» выпало немало тяжких преступлений, в том числе убийств. Однако наиболее проблемными злодеяниями с точки зрения раскрываемости стали серийные кражи из магазинов. «Бывали недели, когда злоумышленники обворовывали по 2 — 3 торговые точки за ночь. Работали как банды, так и одиночки. Допустим, одни вырывали двери придорожных магазинов с помощью грузового автомобиля ГАЗ–53. На нем же увозили товар. Другие действовали деликатнее и прятали украденное неподалеку, а потом за ним возвращались. Брали в основном алкоголь, шоколад, сигареты — то, что легко продать. И главное — не было ни одного свидетеля.

Геннадий Мастицкий и Андрей Заяц, замначальника Слуцкого РОВД

Так вот, более дерзких грабителей вычислили по следу грузовой машины. Искали ее хозяина на предприятиях, в автохозяйствах. Сузить круг подозреваемых помог эксперт–криминалист, который нашел на колесах грузовика нужные улики. Другая группировка вынесла из городского магазина ящиков 40 с алкоголем, еще один с часами, припрятав украденное буквально в 200 метрах, в подвале Дома культуры. У схрона мы устроили засаду, дежурили по двое. День проходит, второй, третий, а за ящиками никто не идет. Однако оперативное чутье не подвело, на седьмые сутки в подвал наведался один из воров. Он и привел нас к остальным участникам группы».

Бывало и так. Попал вор в магазине в химическую ловушку, так слуцкие оперативники и шли по его следам до самого дома. Еще один преступник на месте кражи выронил паспорт. Другой, проверяя, работает ли фотоаппарат, случайно сфотографировал себя — особенно приятным сюрпризом это фото стало для сыщиков.

Поджигатель и ледяной заплыв

— В деревне Ячево в 1989–м кто–то поджег дом. Люди говорили, что видели лишь тень поджигателя, и кто это мог быть, они не знают. В общем, пока пожарные тушат, мы народ опрашиваем и осматриваемся. Вдруг слышим крик: «Еще один дом горит!» Мы туда. Потом третий дом подожгли, четвертый. Мы уже и сами чумазые, тушить помогаем. Но главное — понять ничего не можем: мы тут, а уже семь хат как спички вспыхнули. Тогда решили с коллегами с другой стороны улицы зайти. Спрятались, ждем. И тут чья–то тень показалась, чиркнула спичка... Каково же было всеобщее удивление, когда в пойманном хулигане узнали местного жителя. Он, как выяснилось, таким образом решил за что–то с соседями поквитаться. Так и бегал от дома к дому: один якобы тушить помогает, другой поджигает. Вот такая история.

Как–то разыскивали мы человека, обвиняемого в квартирной краже. Люди подсказали, что спрятаться он мог на острове рядом с деревней Новодворцы. Попасть на остров возможно только через реку, а на воде — лед. Мы с напарником шагнем, лет ломается. Что делать? Так в реку и полезли, кроша тонкое ледяное стекло. Обратно пришлось тем же путем возвращаться, уже вместе с задержанным. Как выяснилось, совершил он не одну кражу, а целых три.

Учебный центр МВД 1980 года

КСТАТИ

В 1993 году подразделение Геннадия Мастицкого было признано лучшим в стране по розыску преступников, без вести пропавших граждан и злостных неплательщиков алиментов. Только представьте: раскрываемость — более 90 процентов. За что офицера тогда лично поблагодарил Министр внутренних дел.

Людмила Гладкая, «СБ. Беларусь сегодня».


Перейти к полному списку »
В начало
Карта сайта