Управление внутренних дел минского облисполкома
Управление внутренних дел минского облисполкома Карта сайта

Вопрос-ответ / Сотрудникам


Я гражданин другого государства. Возможно ли мне служить в органах внутренних дел Республики Беларусь, если я перееду на постоянное место жительства в Беларусь? И возможен ли перевод из МВД другой страны в МВД Беларуси?

Нет, в МВД Республики Беларусь могут служить только граждане Республики Беларусь. Соответственно, и перевод невозможен. После получения гражданства можно будет поступить на службу в МВД Беларуси на общих основаниях.

Как правильно составить протокол о правонарушении?

На вопрос ответил доцент кафедры уголовного права и криминологии Академии МВД, кандидат юридических наук Алексей Лукашов:

в Процессуально-исполнительном кодексе Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее - ПИКоАП), регламентирующем вопросы осуществления административного процесса по делам об административных правонарушениях, не содержится прямых указаний относительно того, допустимо ли совмещение в одном и том же лице функций субъекта, уполномоченного на составление протокола об административном правонарушении, и субъекта, уполномоченного на вынесение постановления об административном правонарушении. Однако анализ соответствующих норм ПИКоАП позволяет дать однозначный ответ на указанный вопрос. Так, в соответствии с общими положениями Процессуальной части ПИКоАП административный процесс основан на принципе разделения функций подготовки дела об административном правонарушении для рассмотрения (назовем ее функцией обвинения, каковой она, по сути, и является), функций защиты прав, свобод и законных интересов лица, в отношении которого ведется административный процесс, и функций рассмотрения и разрешения дела об административном правонарушении. Каждую из трех названных функций могут выполнять только определенные участники административного процесса (статьи 1.4, 2.3, 2.7, 2.9 ПИКоАП).

Даже в случае если в суде кто-либо из участников административного процесса проявляет неуважение к суду (например, неподчинение распоряжению председательствующего), то и в этом случае протокол об административном правонарушении, пре-дусмотренном статьей 24.1 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее - КоАП), не составляется, а делается соответствующая запись в протоколе судебного заседания секретарем судебного заседания (секретарем судебного заседания - помощником судьи) (пункт 4 части 2 статьи 3.30 ПИКоАП), то рассматривает дело об этом административном правонарушении судья районного (городского) или хозяйственного суда (части 1 и 2 статьи 3.2 ПИКоАП).

Совмещение в одном лице функций обвинителя (им является лицо, уполномоченное на составление протокола об административном правонарушении либо на запись в протоколе судебного заседания) и лица, разрешающего дело об административном правонарушении, - нонсенс. В целях реализации вышеуказанных общих положений Процессуальной части ПИКоАП в пункте 3 части 1 статьи 5.1 ПИКоАП установлено правило, согласно которому должностное лицо органа, ведущего административный процесс, подлежит отводу, т.е. не может принимать решения по делу об административном правонарушении, если оно лично (прямо или косвенно) заинтересовано в исходе данного дела.

Не вызывает сомнений, что должностное лицо, уполномоченное на составление протокола об административном правонарушении и реализовавшее это полномочие (составило протокол), прямо заинтересовано в том, чтобы должностное лицо органа, ведущего административный процесс, а это, как указано в вопросе, одно и то же лицо, согласилось с составленным им же самим протоколом, признало составление протокола об административном правонарушении законным и обоснованным действием.

В подтверждение изложенного сошлемся также на статью 11.3 ПИКоАП, согласно которой должностное лицо органа, ведущего административный процесс, в случае несоблюдения требований к форме или содержанию протокола об административном правонарушении либо к перечню прилагаемых к нему материалов возвращает дело об административном правонарушении тому, кто его составил, для устранения недостатков. Очевидно, что реализация указанной нормы ПИКоАП объективно невозможна в случае соединения в одном лице двух субъектов административного процесса: и того, кто составляет протокол об административном правонарушении, и того, кто на основании этого же протокола налагает административное взыскание. Укажем также на особенность административных правонарушений, по которым не составляется протокол об административном правонарушении (см. часть 6 статьи 6.5 КоАП и части 1, 3, 5 статьи 10.3 ПИКоАП). К их числу относятся административные правонарушения:

  1. влекущие наложение административного взыскания в виде предупреждения или штрафа, не превышающего двух базовых величин;
  2. в совершении которых физическое лицо признало себя виновным и выразило согласие на применение к нему административного взыскания и возмещение вреда в случае его причинения.

По таким административным правонарушениям лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выносит только постановление о наложении административного взыскания, которое вступает в законную силу с момента его вынесения. Иначе говоря, по указанным административным правонарушениям лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, получает полномочия лица, наделенного правом наложения административного взыскания в виде предупреждения или штрафа. Но в этом случае названное лицо не совмещает функций обвинения и рассмотрения дела по существу. Оно лишь констатирует факт совершения административного правонарушения, с чем соглашается физическое лицо, его совершившее, после чего приступает к выполнению функции наложения административного взыскания в виде предупреждения или штрафа.

Таким образом, составление протокола об административном правонарушении и вынесение постановления о наложении административного взыскания одним и тем же должностным лицом противоречат приведенным выше предписаниям ПИКоАП. Вынесение постановления о наложении административного взыскания тем же должностным лицом, которое составило протокол об административном правонарушении, является существенным нарушением ПИКоАП, которое в силу пункта 2 части 1 статьи 12.141 ПИКоАП является основанием к отмене не вступившего или вступившего в законную силу постановления по делу об административном правонарушении.

Вопрос поступил и от участкового инспектора милиции Боровлянского ОМ Минского РУВД А. Солопонова.: 18 марта 2013 года в отношении гражданина П. за распитие алкогольных напитков в общественном месте составлен административный протокол по части 1 статьи 17.3 КоАП. Постановлением начальника ОМ от 21.03.2013 П. подвергнут административному взысканию в виде штрафа. 25 марта 2013 года П. был задержан сотрудниками милиции за нахождение в общественном месте в пьяном виде. В соответствии с какой частью (1 или 3) статьи 17.3 КоАП необходимо квалифицировать действия гражданина П.?

На вопрос ответил старший инспектор по особым поручениям управления координации и методического обеспечения служебной деятельности ГУОПП МОБ МВД Виталий Музыченко: часть 3 статьи 17.3 КоАП устанавливает административную ответственность за распитие алкогольных, слабоалкогольных напитков или пива в общественных местах либо за появление в общественном месте в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и нравственность, а также за нахождение на рабочем месте в рабочее время в состоянии алкогольного, наркотического или токсикоманического опьянения. Указанные три вида альтернативных противоправных деяний характеризуются умышленной формой вины и влекут административную ответственность по части 3 статьи 17.3 КоАП при условии, если они совершены в течение определенного временного отрезка, который обозначается в указанной норме словами «...совершенные повторно в течение года после наложения административного взыскания за такие же нарушения».

Следует отметить, что постановление о наложении административного взыскания - процессуальный документ, в котором фиксируется решение о применении к лицу административного взыскания. Но в отличие от других процессуальных решений по делам об административных правонарушениях решение о применении к лицу административного взыскания не вступает в силу в день его наложения. Поэтому такое решение может иметь правовое значение для применения части 3 статьи 17.3 КоАП только после того, как оно вступит в законную силу. Согласно статьям 12.4, 12.9 и 12.10 ПИКоАП постановление о наложении административного взыскания в данном случае вступает в законную силу по истечении 10-дневного срока на его обжалование или опротестование (если оно не было обжаловано или опротестовано) либо со дня, когда вынесено постановление суда, должностного лица, уполномоченных рассматривать жалобу (протест), в соответствии с которым жалоба (протест) оставлена без удовлетворения, а постановление о наложении административного взыскания оставлено без изменения либо изменено, но с сохранением наложенного административного взыскания. В соответствии с частью 1 статьи 12.9 ПИКоАП по жалобе (протесту) на постановление о наложении административного взыскания, не вступившее в законную силу, могут быть вынесены решения об отмене постановления и прекращении дела об административном правонарушении либо об отмене постановления и направлении дела на новое рассмотрение. С учетом изложенного действия гражданина П. следует квалифицировать по части 1 статьи 17.3 КоАП.

КоАП: как разобраться в квалификации по статьям 12.7 и 23.56?

О квалификации действий, выразившихся в эксплуатации объектов, включенных в Перечень пожаро- и взрывоопасных производств и объектов с массовым пребыванием людей, без получения соответствующей лицензии, рассказал главный специалист отдела судебной практики управления законодательства и судебной практики главного правового управления Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, член ОО «Белорусский республиканский союз юристов» Максим НАУМЧИК.

В юридической литературе очень точно отмечается, что квалифицировать совершенное деяние - значит отнести его к определенному виду (группе) правонарушений или позитивных поступков, охарактеризовать его как правомерное или неправомерное. Данный процесс требует детального анализа и в конечном итоге предполагает принятие на основе сделанного вывода взвешенного решения. Как видно, точное установление соответствия действия, совершенного лицом, составу правонарушения, предусмотренному в кодифицированном законе, является гарантией законности привлечения такого лица к ответственности.

Одним из видов правонарушений, квалификацию которых осуществляют должностные лица контролирующих органов, являются административные проступки. Хотя, заметим, Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее - КоАП) оперирует исключительно понятием «административное правонарушение», под которым признается противоправное виновное, а также характеризующееся иными признаками, предусмотренными КоАП, деяние (действие или бездействие), за которое установлена административная ответственность (статья 2.1). В практике контролирующих органов периодически возникают вопросы, связанные с затруднением в правильном отнесении неправомерного деяния к той либо иной статье особенной части КоАП. Наличие таких сложностей в первую очередь обусловлено тем, что дела об административных правонарушениях отличительны своей разнообразностью и многочисленностью. Более того, они относятся еще и к категории особо сложных дел. Если же учитывать, что при вынесении постановления по делу об административном правонарушении Хозяйственный суд не вправе изменять квалификацию деяния, указанную контролирующим органом в протоколе об административном правонарушении, то всё это придает вопросам квалификации административных правонарушений особую актуальность.

Установление элементов состава конкретного административного правонарушения имеет решающее значение, поскольку отсутствие в деянии хотя бы одного из элементов не образует состава этого правонарушения, что согласно статье 9.6 Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях (далее - ПИКоАП) исключает административный процесс. В качестве примера можно привести ситуацию, когда в действиях лица хотя и есть состав конкретного правонарушения, но отсутствует состав вменяемого ему правонарушения по протоколу, орган, ведущий административный процесс, обязан учитывать это в качестве обстоятельства, исключающего административный процесс.

Напомним, что ранее вопрос правильного отграничения одного правонарушения от другого (осуществление субъектом хозяйствования лицензируемой деятельности без получения соответствующей лицензии) возникал в отношении деяний, подпадающих, на первый взгляд, под объективную сторону состава правонарушения, содержащегося в статье 23.57 КоАП «Нарушение условий и правил осуществления охранной деятельности» и части 1 статьи 12.7 КоАП «Незаконная предпринимательская деятельность». Из последних таких примеров можно привести, как и прежде, статью 12.7 и уже совсем другую статью КоАП, впрочем, о чем пойдет речь далее. Согласно части 1 статьи 23.56 КоАП нарушение законодательства о пожарной безопасности, в том числе обязательных для соблюдения требований технических нормативных правовых актов системы противопожарного нормирования и стандартизации, влечет предупреждение или наложение штрафа в размере до тридцати базовых величин, а на юридическое лицо - предупреждение или наложение штрафа в размере до двухсот базовых величин.

СПРАВОЧНО: согласно пункту 1 статьи 3.2 ПИКоАП рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 23.56 КоАП, отнесено к компетенции судей районного (городского) суда. КоАП также предусмотрена административная ответственность за незаконную предпринимательскую деятельность без специального разрешения (лицензии), когда такое разрешение (лицензия) обязательно (часть 1 статьи 12.7 КоАП).

В свете изложенного возник вопрос, образует ли эксплуатация рынка или деревообрабатывающего предприятия без получения лицензии на право осуществления деятельности по обеспечению пожарной безопасности состав правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.7. В соответствии с частью 3 пункта 175 Положения о лицензировании отдельных видов деятельности (далее - Положение о лицензировании), утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 01.09.2010 № 450 «О лицензировании отдельных видов деятельности», пунктом 10 Перечня видов деятельности, на осуществление которых требуются специальные разрешения (лицензии), и уполномоченных на их выдачу государственных органов и государственных организаций, являющегося приложением 1 к Положению о лицензировании, эксплуатация пожаро- и взрывоопасных производств и объектов, имеющих в своем составе здания и (или) сооружения с изолированным помещением, в котором в соответствии с его назначением или по проекту могут одновременно находиться более 800 человек, подлежит лицензированию. Анализ объективной стороны правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.7 КоАП, позволяет выявить сущность этого состава правонарушения, которая заключается в предпринимательской деятельности без лицензии, когда ее наличие обязательно, при этом ключевой выступает именно предпринимательская деятельность, являющаяся соответственно объектом правонарушения. Как правильно отмечается многими, именно к объекту посягательства и сводится вопрос отграничения правонарушений против порядка управления от правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.7 КоАП. Исходя из действий, указанных в части 2 пункта 1 статьи 1 Гражданского кодекса и рассматриваемых белорусским законодателем в качестве предпринимательской деятельности, обозначенная выше лицензируемая деятельность по обеспечению пожарной безопасности, осуществляемая без лицензии, не может быть квалифицирована как предпринимательская, поскольку не направлена на систематическое получение прибыли.

СПРАВОЧНО: предпринимательская деятельность - это самостоятельная деятельность юридических и физических лиц, осуществляемая ими в гражданском обороте от своего имени, на свой риск и под свою имущественную ответственность и направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи вещей, произведенных, переработанных или приобретенных указанными лицами для продажи, а также от выполнения работ или оказания услуг, если эти работы или услуги предназначаются для реализации другим лицам и не используются для собственного потребления (часть вторая пункта 1 статьи 1 Гражданского кодекса предпринимательская деятельность).

Согласно статье 14 Закона Республики Беларусь от 15.06.1993 № 2403-XII «О пожарной безопасности» пожарная безопасность обеспечивается приведением объектов и населенных пунктов в такое состояние, при котором исключается возможность возникновения пожара либо обеспечивается защита людей и материальных ценностей от пожара. Как свидетельствует судебная практика, при квалификации незаконной предпринимательской деятельности существенное значение имеет характер направленности действий для систематического получения дохода. Часть 1 статьи 23.56 КоАП устанавливает ответственность за нарушение законодательства о пожарной безопасности. Правонарушение, предусмотренное вышеуказанной нормой, направлено против порядка управления, и его объектом является законодательство о пожарной безопасности. Деятельность по ее обеспечению не является предпринимательской, поскольку не имеет своей целью извлечения прибыли и не предназначена для других лиц, а используется для собственных нужд. Такая деятельность, если сказать точнее, сопряжена с процессом осуществления предпринимательской деятельности.

Учитывая, что предпринимательская деятельность не является объектом данного правонарушения, в описанном случае действия лица не могут быть квалифицированы по части 1 статьи 12.7 КоАП. Деревообрабатывающие и целлюлозно-бумажные объекты с площадью производственного помещения более 500 кв. метров относятся к пожаро- и взрывоопасным производствам. А, например, больницы, театры, рынки, гостиницы, имеющие в своем составе здания и (или) сооружения с изолированным помещением, в котором в соответствии с его назначением или по проекту могут одновременно находиться более 800 человек, - к объектам с массовым пребыванием людей (Перечень пожаро- и взрывоопасных производств и объектов с массовым пребыванием людей, эксплуатация которых подлежит лицензированию (далее - Перечень), утвержденный постановлением Совета Министров от 31.12.2010 № 1927). Таким образом, эксплуатация объектов, включенных в Перечень, без получения лицензии на право осуществления деятельности по обеспечению пожарной безопасности не образует состав правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.7 КоАП, такие действия подлежат квалификации по части 1 статьи 23.56 КоАП.

Правомерно ли составление протоколов об административных правонарушениях в отношении обоих родителей за невыполнение ими обязанностей по воспитанию 15-летнего сына, задержанного за нахождение в общественном месте в ночное время без сопровождения взрослых?

Пояснение дал доцент кафедры уголовного права и криминологии Академии МВД, кандидат юридических наук Алексей Лукашов:

- Ч. 1 ст. 17.13 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее - КоАП) предусматривает вынесение предупреждения или наложение штрафа в размере до двух базовых величин за невыполнение родителями или лицами, их заменяющими, обязанностей по сопровождению несовершеннолетнего в возрасте до 16 лет либо по обеспечению его сопровождения совершеннолетним лицом в период с 23.00 до 6.00 вне жилища.

Кодекс Республики Беларусь о браке и семье (далее - КоБС) по общему правилу возлагает на обоих родителей равные обязанности по защите прав и законных интересов своих детей, их содержанию и воспитанию, в том числе в части организации их свободного времени (ст. 73, 75, 76 КоБС).

С учетом указанных обязанностей оба родителя, если иное не предусмотрено КоБС (см., например, ст. 77 КоБС) или заключенным родителями Соглашением о детях или брачным договором, должны выполнять обязанность по сопровождению своего несовершеннолетнего ребенка либо по обеспечению его сопровождения совершеннолетним лицом в период с 23.00 до 6.00 вне жилища. Соответственно оба из родителей могут быть привлечены к административной ответственности по ст. 17.13 КоАП, если их несовершеннолетний ребенок окажется без указанного сопровождения в ночное время вне жилища.

Вместе с тем при решении вопроса о привлечении родителей к такой ответственности надлежит выявлять, кто из них непосредственно или оба виновны в невыполнении этой обязанности. Если будет установлено, что во время нахождения ребенка без сопровождения один из родителей объективно не мог обеспечить такое сопровождение (например, находился в командировке, выезжал на отдых за границу, находился на излечении в стационаре лечебного учреждения), то он не может привлекаться к административной ответственности по ст. 17.13 КоАП.

Если такая объективная причина возникает внезапно и у родителя отсутствовала возможность уведомить об этом другого родителя или иных лиц, которые могли позаботиться о его ребенке (например, потеря сознания в результате ДТП, лишающая его такой возможности), то такой родитель не подлежит указанной административной ответственности.

В этой связи необходимо обратить внимание на то, что даже при наличии у одного из родителей объективной причины не обеспечить сопровождение своего ребенка в ночное время вне жилища, должностное лицо, занимающееся проверкой этого факта, обязано выяснить, согласовал ли этот родитель свои действия с другим родителем или же каждый из них понадеялся на другого, не определив, как они будут обеспечивать его безопасность в ночное время. Например, если каждый из родителей поясняет, что рассчитывал на то, что другой из них заберет его в ночное время после дискотеки или проводит его ночевать к бабушке, не поставив об этом в известность другого из них, то оба родителя виновны в нарушении рассматриваемой обязанности и подлежат административной ответственности по ст. 17.13 КоАП.

20.04.2013 в 19.30 за нахождение в общественном транспорте в состоянии алкогольного опьянения задержан гражданин К., который в ходе разбирательства пояснил, что в 17.00 он распивал спиртные напитки в сквере. Правомерно ли составление в отношении К. нескольких протоколов об административных правонарушениях по ст. 17.3 КоАП отдельно за каждое правонарушение?

На вопрос отвечает доцент кафедры уголовного права и криминологии Академии МВД, кандидат юридических наук Алексей Лукашов:

- В соответствии со ст. 17.3 КоАП административным правонарушением признается распитие алкогольных, слабоалкогольных напитков или пива на улице, стадионе, в сквере, парке, общественном транспорте или в других общественных местах, кроме мест, предназначенных для употребления алкогольных, слабоалкогольных напитков или пива, либо появление в общественном месте в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и нравственность. За его совершение может быть наложен штраф до восьми базовых величин (далее - БВ).

Названные деяния являются альтернативными проявлениями административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.3 КоАП. Союз «либо», стоящий между понятиями («распитие» и «появление»), указывает на то, что административная ответственность за одно из двух этих деяний наступает независимо от совершения другого из них. И каждое из них, будучи совершенным отдельно от другого, является самостоятельным административным правонарушением, предусмотренным одной и той же статьей - ст. 17.3 КоАП.

Если сначала лицо распивает в общественном месте указанные напитки, а затем появляется в общественном месте в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство, то оно повторно совершает административное правонарушение, предусмотренное ст. 17.3 КоАП. Возможна и иная последовательность этих деяний. Можно напиться у себя в квартире, выйти во двор в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство, и «добавить» во дворе, распив новую порцию алкогольных, слабоалкогольных напитков или пива. В любой последовательности второе административное правонарушение следует во времени за первым, является повторным административным правонарушением по отношению к первому.

Такое понимание повторности применительно к анализируемому административному правонарушению согласуется с положениями ч. 1 ст. 2.5 КоАП, в соответствии с которой повторностью совершения административных правонарушений признается совершение двух или более административных правонарушений, предусмотренных одной и той же частью статьи либо статьей Особенной части КоАП, когда статья состоит из одной части.

Из сказанного следует вывод, что гражданин К. 20.04.2013 совершил два административных правонарушения: одно в 17 часов, а другое - в 19 часов 30 минут.

В отношении каждого из названных повторных административных правонарушений надлежит составить самостоятельный протокол об административном правонарушении. С момента составления этих документов будет начато два самостоятельных административных процесса, два самостоятельных дела об административном правонарушении, предусмотренных одной и той же ст. 17.3 КоАП (см. ст. 9.5 ПИКоАП «Начало административного процесса»).

Данные дела об административных правонарушениях надлежит соединить в одном деле, в одном административном процессе, на что указывает п. 1 ч. 1 ст. 11.31 ПИКоАП «Соединение дел об административных правонарушениях», поскольку указанные административные правонарушения совершены одним лицом и подведомственны одному и тому же органу, ведущему административный процесс, - органу внутренних дел (см. ч. 1 ст. 3.6 ПИКоАП). Правила соединения дел в одном деле об административном правонарушении установлены в ч. 2 и 3 ст. 11.31 ПИКоАП и сводятся к следующему.

Соединение этих дел об административных правонарушениях осуществляется путем вынесения постановления об их соединении, выносимом органом внутренних дел, у которого находится одно из рассматриваемых дел об административных правонарушениях.

Срок рассмотрения соединенных дел об административных правонарушениях исчисляется со дня получения органом внутренних дел дела об административном правонарушении, которое поступило по времени первым.

Наложение административного взыскания за два и более повторных административных правонарушения осуществляется по этому соединенному делу в соответствии с правилом, установленным в ч. 5 ст. 7.4 КоАП, согласно которой при наложении взыскания за совершение нескольких правонарушений, образующих повторность, взыскание налагается в пределах санкции статьи Особенной части КоАП, предусматривающей ответственность за данное правонарушение.

Таким образом, К. совершил два административных правонарушения, предусмотренных ст. 17.3 КоАП. За их совершение на него может быть наложено административное взыскание в виде штрафа в размере до 8 БВ.

В силу ч. 2 ст. 7.1 КоАП при наложении административного взыскания на физическое лицо учитываются характер совершенного административного правонарушения, обстоятельства его совершения и личность физического лица, совершившего административное правонарушение, степень его вины, характер и размер причиненного им вреда, имущественное положение, а также обстоятельства, смягчающие или отягчающие административную ответственность. Поскольку совершение административного правонарушения повторно является обстоятельством, отягчающим административную ответственность (п. 2 ч. 1 ст. 7.3 КоАП), орган внутренних дел в обязательном порядке должен учесть его при определении размера штрафной санкции, налагаемой на К.

«Являюсь супругой сотрудника органов внутренних дел, обратилась в местный исполнительный комитет с вопросом о предоставлении места в дошкольном учреждении образования, однако получила отказ. Правомерно ли мне отказали?»

Согласно статье 41 Закона «Об органах внутренних дел Республики Беларусь», сотрудникам ОВД гарантируется предоставление их детям мест в учреждениях образования для получения дошкольного образования в течение трех месяцев со дня подачи заявления.

Порядок подачи документов для осуществления данной процедуры регламентирован пунктом 6.6 главы 6 «Образование» Перечня административных процедур, осуществляемых государственными органами и иными организациями по заявлениям граждан, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 26 апреля 2010 года № 200. Так, постановка на учет ребенка, нуждающегося в определении в учреждение образования для получения дошкольного образования, осуществляется местными исполнительными и распорядительными органами по месту нахождения государственного учреждения образования. При осуществлении данной административной процедуры необходимо предоставление паспорта или иного документа, удостоверяющего личность законного представителя ребенка, а также свидетельства о рождении ребенка.

Таким образом, если в соответствии с действующим законодательством соблюдены порядок подачи заявления и установленное для рассмотрения вопроса время, то отказ в предоставлении места в учреждении дошкольного образования со стороны органов местной исполнительной власти неправомерен. Обжалование данного решения необходимо осуществлять в вышестоящей организации или в суде.

Консультацию и осуществление юридической помощи по рассматриваемой ситуации можно получить в Министерстве внутренних дел по телефону: (8-017) 218-75-50.

В начало
Карта сайта